собака с длинной мордой 5 букв

Источник

Красный дракон

Томас Харрис

Усадив Крофорда за небольшой столик, стоявший в нескольких шагах от полоски прибоя, Уилл Грэм предложил ему стакан чая со льдом. Джек Крофорд оглянулся на старый, но очень симпатичный дом — его крепкие просоленные доски сверкали в ярком свете дня.

— Надо было поговорить с тобой еще в Марафоне, сразу как закончилась твоя смена на верфи, — начал Крофорд. — Здесь ты вряд ли захочешь об этом говорить.

— Джек, я вообще не хочу об этом говорить, — ответил Грэм. — Но раз уж приехал — выкладывай. Только без фотографий. Скоро придут Молли и Вилли. Я не хочу, чтобы они все это видели.

— Не много. Лишь то, что напечатано в «Майами геральд» и «Таймс»: месяц назад в Бирмингеме была убита семья, позавчера в Атланте — вторая. В обоих случаях почерк схожий.

— Сегодня после обеда звонил нашим, было восемьдесят шесть. Психи. Ни один не знает, что тот бьет зеркала и использует осколки.

— Убийца — блондин, правша, физически сильный. Сорок пятый размер обуви. Умеет завязывать беседочный узел. Работает в резиновых перчатках.

— Замки открывать, видимо, не умеет, — продолжал Крофорд. — Последний раз, чтобы попасть в дом, вырезал стекло алмазом. Чуть не забыл, у него первая группа крови, резус положительный.

— Насколько нам известно, нет. Определили по сперме и слюне. Он относится к тем, у кого в секреторных выделениях содержатся антигены группы крови.

— Уилл, я хочу тебя спросить, — осторожно начал он. — Ты ведь видел газеты. А после второго убийства была куча телерепортажей. Неужели тебе ни разу не захотелось мне позвонить?

— Бирмингемский случай описывали очень скупо. Убийство как убийство. Может, месть, а может, с родственником что-нибудь не поделили, — объяснил Грэм.

— Да. Психопат, — согласился Грэм. — А не позвонил потому, что не хотел. Что я, не знаю, кто

Источник

Повести и рассказы

В однотомник включены ранее известные повести и новые произведения писателя. Впервые публикуются в книге рассказы «Свидание с сыном» и «Солдатенок», повествующие о людях, чьи дела, помыслы и судьбы были неразрывно связаны с событиями минувшей войны.

Сначала был куплен портфель. Черный дерматиновый портфель с блестящим металлическим замочком-защелкой, проскальзывающей под скобу. С накладным кармашком для мелочей. Словом, необыкновенный самый обыкновенный школьный портфель. С этого, пожалуй, все и началось.

Колесная дорога пробивалась сюда с побережья Иссык-Куля, все время ущельем, берегом реки, все время по камням и ухабам. Не очень просто было ездить по такой дороге. Дойдя до Караульной горы, она поднималась со дна теснины на откос и оттуда долго спускалась по крутому и голому склону ко дворам лесников. Караульная гора совсем рядом - летом почти каждый день мальчик бегал туда смотреть в бинокль на озеро. И там, на дороге, всегда все видно как на ладони - и пеший, и конный, и, уж конечно, машина.

В тот раз - а это случилось жарким летом - мальчик купался в своей запруде и отсюда увидел, как запылила по откосу машина. Запруда была на краю речной отмели, на галечнике. Ее соорудил дед из камней. Если бы не эта запруда, кто знает, может быть, мальчика давно уже не было бы в живых. И, как говорила бабка, река давно бы уже перемыла его кости и вынесла бы их прямо в Иссык-Куль, и разглядывали бы их там рыбы и всякая водяная тварь. И никто не стал бы его искать и по нем убиваться - потому что нечего лезть в воду и потому что не больно кому он нужен. Пока что этого не случилось. А случись, кто знает, - бабка, может, и вправду не кинулась бы спасать. Еще был бы он ей родным, а то ведь, она говорит, чужой. А чужой - всегда чужой, сколько его ни корми, сколько за ним ни ходи. Чужой... А что, если он не хочет быть чужим? И почему

Источник

Еще не поздно. Часть Iii. Разбег в неизвестность.

Больше откладывать нельзя, надсадный звук должен быть устранен прямо сейчас, или я за себя не ручаюсь. Так что несколько движений пальцем по грязной насечке винта регулировки, и предусмотрительно припасенный инструмент встает на свое место. Теперь чуток повернуть, может быть это поможет...

Нормального кафеля тут нет, перекрытия деревянные, и пары стаканов пролитой воды может хватить для "пятна" на побелке этажом ниже. Впрочем, плевать, уже не в первый раз. Тут, в смысле, в СССР 1966 года, к таким вещам относятся философски, никто не будет, как в моем родном 2010 году обвинять в порче стенки в "сорок тысяч баксов", или испорченном ремонте за "миллион".

Никогда не считал себя "безруким", наоборот, чего только не случалось делать, пока сколачивал свою фирму по системной интеграции. От сверления дырок в стенах алмазной коронкой от "Hilti" до настройки "Cisco", а уж сколько пришлось работать над созданием крепкого коллектива... Кто мог подумать, что накидная гайка, удерживающая механизм крана в корпусе рассыплется как будто сделанная их глины, едва я притронусь к ней разводным ключом. Наверняка заводской брак, но какая теперь разница?! Вместо выносящего мозг "Кап! Кап! Кап!" по звонкой поверхности раковины колотил полноценный водопад. Найти в М-Граде сантехника в выходной? Это ненаучная фантастика, чай не столица, тут по субботам пьют, а не работают!

Год уже прошел, как я провалился с автомашиной и ноутбуком в прошлое на 45 лет. Планов было громадье, как же, можно научить предков куче правильных вещей, и вроде поначалу все шло в нужном направлении, но... В итоге получилось не крутое приключение в стиле Джеймса Бонда и не прогрессорство по заветам "Янки из Коннектикута", а по большей части вполне обычная советская жизнь, перемежающаяся борьбой с бытовыми мелочами. Конечно, было бы очень забав

Источник

Памяти моей бабушки — псковской крестьянки Василисы Минаевны Карениной, которая всю свою долгую жизнь прожила не для себя, а для людей, — посвящаю.

Старая русская история заканчивалась — начиналась новая. Стелясь в переулках крыльями, шарахались по своим пещерам гулко ухающие совы реакции… Первой исчезла куда-то не в меру догадливая Матильда Кшесинская, уникальнейшая прима весом в 2 пуда и 36 фунтов (пушинка русской сцены!); озверелая толпа дезертиров уже громила ее дворец, вдребезги разнося сказочные сады Семирамиды, где в пленительных кущах пели заморские птицы. Вездесущие газетчики утащили записную книжку балерины, и русский обыватель теперь мог узнать, как складывался поденный бюджет этой удивительной женщины:

Императорскую чету временно содержали под арестом в Царском Селе; на митингах рабочих уже раздались призывы казнить «Николашку Кровавого», а из Англии обещали прислать за Романовыми крейсер, и Керенский выразил желание лично проводить царскую семью до Мурманска. Под окнами дворца студенты распевали:

— Дорогая Аликс, — отвечал супруг почтительно, — но такое название в народе истолкуют превратно, ибо фамилия звучит непристойно. Обитель лучше именовать Григорьевской.

Помирились на том, что монастырь станет называться Царскосельско-Распутинским; перед архитектором Зверевым императрица раскрыла «идейный» замысел будущего храма: «Григория убили в проклятом Петербурге, а потому Распутинский монастырь вы повернете к столице глухой стеной без единого окошка. Фасад же обители, светлый и радостный, обратите на мой дворец…» 21 марта 1917 года, именно в день рождения Распутина, они собирались закладывать монастырь. Но в феврале, опережая царские графики, грянула революция, и казалось, что сбылась давнишняя угроза Гришки царям:

норма сухого корма для щенка мопса
Все больше владельцев четвероногих друзей выбирают для своих любимцев кормление сухим кормом. Это занимает минимум времени, а сухие рационы поедаются собаками с большим аппетитом. Вы пока не знаете, как кормить собаку

«Вот ужо! Меня не станет — и вас не будет». Это правда, что после убийства Распутина царь продержался

Источник

Когда поезд отъехал от последней латвийской станции с немелодичным названием Зелупе и, прогрохотав по железному мосту, стал приближаться к российской границе, Николас придвинулся к окну купе и перестал слушать косноязычную болтовню попутчика.

Айвар Калинкинс, специалист по экспорту сметаны, так гордился своим знанием английского, что переходить с ним на русский было бы просто жестоко, да и, судя по тому, как латвийский коммерсант отзывался о своих недавних соотечественниках, он вряд ли пожелал бы изъясняться на языке Пушкина и Достоевского. С самой Риги бизнесмен упражнялся на кротком британце в использовании идиоматических оборотов и паст перфект континьюэс, называя при этом собеседника «мистер Фэндорайн». Объяснять, что обозначенное на визитной карточке имя Fandorine читается по-другому, Николас не стал, чтобы избежать расспросов о своих этнических корнях разъяснение вышло бы слишком длинным.

Он сам не очень понимал, почему решил добираться до России таким кружным путем: теплоходом до Риги, а оттуда поездом. Куда проще и дешевле было бы сесть в Хитроу на самолет и через каких-нибудь три часа спуститься на русскую землю в аэропорту Шереметьево, который, согласно путеводителю «Бедекер», находился всего в 20 минутах езды от Москвы. Однако родоначальник русских Фандориных, капитан Корнелиус фон Дорн триста лет назад воспользоваться самолетом не мог. Как, впрочем, и поездом. Но, по крайней мере, фон Дорн должен был двигаться примерно той же дорогой: обогнуть морем неспокойную Польшу, высадиться в Митаве или Риге и присоединиться к какому-нибудь купеческому каравану, направлявшемуся в столицу диких московитов. Вероятнее всего, в 1675 году родоначальник тоже переправлялся через эту вялую, поблескивающую под мостом реку. И волновался перед встречей с неведомой, полумифической страной – так же, как сейчас волновался Николас.

как помочь щенку если он не может покакать
Здраствуйте подскажите пожалуйста что мне делать. Моя мать не хочет меня отпускать до отца они в разводе и моя мать орёт на меня сравнивает с другими детьми потом она сказала бабушке и та наверно меня ненавидит.с отцом

Отец говорил: «Никакой Рос

Источник

Прагрессоры Атлантики

Наши парни в другое время, на другой Земле. Европа XV века. Попали, болтали, с 7 главы дурковали. Скучная, слабая 1 книга цикла. Сплошные Манифесты - обсуждают "Что делать. Кто виноват". Строят планы и потихоньку их реализуют. Героям по 20 лет, знаний мало, остаются безудержные пафос и превозмогания молодости, в попытке изменить альтернативную историю.

История началась с того, как со мной связался знакомый саксофонист: Витя Колтрейн - он фанатеет от этого джазмена и творческий псевдоним себе не долго выбирал - и предложил 'реально фантастический тур'. За штуку баксов месяц походить по Карибам. Зима, погода самая курортная, снорклинг, дайвинг, все радости 'пиратских островов'. Самый бонус бонусов - яхта - если верить словам Вити, 'это Харлей в линейке байков', 'Роллинг Стоунз в блюзе', его мечта мечт и прочий кусочек рая на грешной земле. Яхту ему сдал в аренду голландец, у которого нарисовались дела в штатах. Холлберг-Расси 53... посмотрел я картинки этой яхты... это не яхта, это отель под парусами, шикарно выглядят каюты.

В отпуск мы полетели втроем: я, Костик и Ринат. Прикинув и так, и эдак, пришли к выводу, что штука гриндяев, это не цена за месяц на Карибах. У Костика была заначка. Он копил на новую бас-гитару. Я был категорично против. Лещенко рассекал на 'Ириске'. Гитаре было лет сорок, чехословацкая, из старых, добрых времен социалистического содружества, когда в наглую перли у капиталистов секреты и штамповали свои пиратские копии всяких полезных в хозяйстве вещей. Все честно, буржуи тоже у нас секреты воровали. 'Ирис' была копией с 'Фендера телекастера' - модель уникальная, волшебная звуком. А Костик мутил измену и хотел купить себе 'честный фендер' - ересь и мракобесие! Он был согласен с тем, что инструмент уникальный - дожить до наших дней в приличном состоянии, это говорило о многом. Но теперь он стал

Источник